Зарождение и развитие криминологической мысли

История криминологии — это прежде всего процесс ее становления, возникновения, развития и управления. Возникновению криминологии как науки предшествовал длительный период накопления знаний о преступлении и преступнике. Интерес к преступному поведению людей пробудился очень рано. Даже наивные и противоречивые идеи  борьбы с преступностью давали импульс для их научного опровержения и тем самым объективно оказывались полезными в ходе подготовки к возникновению криминологии. Следовательно, нельзя отрывать историю криминологии от истории преступности.

Очевидно, что преступность является такой же древней, как и само человечество. Однако в примитивном обществе наказание человека служило цели умиротворить богов, смягчения их гнева в тех случаях, когда нарушалось какое-то табу. Вопросы о причинах нарушения табу не ставились. В древности о преступлении и наказании можно было лишь философствовать. Никаких, естественно, и общественно-научных методов исследования в то время еще не было и нельзя было на основе единичного преступления выявить причины преступности как массового явления. Тем не менее греческие философы высказывали мысли о причинах преступности. Платон, например, считал одной из существенных причин преступности недостаточное воспитание. 1 В эпоху христианского Средневековья господствовало такое представление о преступности и наказании, что преступление — это не только противоправное нарушение норм, установленных государством, но и неизменно грех перед Богом, совращение души дьяволом. Государственное же наказание необходимо, ибо так хочет Бог. За такое теократическое понимание смысла наказания выступал и Фома Аквинский (1225 — 1274) и Мартин Лютер (1483 — 1546). Это был важнейший принцип христианского миропонимания в эпоху Средневековья.

Разумеется, пока правонарушение рассматривалось как прегрешение перед Богом и как одержимость дьяволом, ни о какой криминологии, серьезно размышляющей о возникновении и предотвращении преступности не могло быть и речи. Поэтому в феодальную эпоху господства теологического мировоззрения и способы выявления и доказывания преступлений и меры борьбы с ними были исключительно жестокими.

Первые попытки связать преступность с системой общественных отношений, с социальными антагонизмами современного им общества мы находим в работах мыслителей XVI-XVII в.в. Уже Томас Мор (XVI в.)  в «Утопии» связывает существование преступности в английском обществе того периода с нищетой и бедностью широких слоев населения, с паразитическим образом жизни дворян. Ключ к успешной борьбе с преступностью, по его мнению, — не жестокие наказания, а установление справедливых порядков в обществе. Кампанелла (XVII в.) в «Городе Солнца» также указывал на то, что преступность связана с «социальной обездоленностью», а ее устранение — с переустройством общества на началах равенства и справедливости. Морелли  в «Кодексе природы» отмечал, что человек не является порочным от природы, он становится преступником в несправедливо организованном обществе.              Ж. Мелье   в своем большом трактате «Завещание» указал на три основные источника преступности: 1) неравенство в положении людей, порождающее и питающее различные низменные чувства; 2)  существование паразитических элементов — богатых бездельников и нищих, как крайнее проявление этого неравенства и    3)  наличие частной собственности, благодаря которой, по словам Мелье, возникают обманы, мошенничества, плутни, несправедливости, хищения, кражи, налеты, убийства, разбои, грабежи, причиняющие великое зло людям. Однако эти мысли оставались единичными и малоэффективными, поскольку теократическое представление о наказании в эпоху средневековья основывалось на внеземном объяснении сущности самого преступления, не связывалось с обстоятельствами места и времени и считалось не зависящим от человеческого рассудка. Только в XVIII в. с развитием рационализма перед людьми открылись духовные и социальные просторы, необходимые для того, чтобы подойти реально к критике таких явлений, как конформизм, отклоняющееся поведение и преступность. С этого момента (середина XVIII в.) криминология начинает развиваться на научной рационально-гуманистической концепции природы, общества и человека. Философы-просветители XVIII века (Монтескье, Вольтер, Беккариа и др.), рассматривая человека как разумное, свободное от каких-либо внешних «таинственных сил» существо, объясняли преступление исключительно злой внутренней волей индивида, его страстями и пороками, толкающими на нарушение закона. 2

Первые социалисты-утописты XVIII-XIX веков, прежде всего Сен-Симон (1760-1825), Шарль Фурье (1772-1837), Роберт Оуэн (1771-1858) развили криминологические идеи своих предшественников. Они пришли к выводу, что хотя природа людей одинакова, обстановка насилия и угнетения в обществе создает условия, в которых люди становятся преступниками; причем подчеркивалось, что при порочном устройстве общества никакие репрессии не способны сдерживать развитие преступности. Изменение же природы современного им общества, как предпосылку преодоления преступности, они связывали только с нравственным воспитанием в духе человечности и братства. Англичанин Р.Оуэн попытался, как известно, практически осуществить эти идеи, создав своеобразные «социалистические коммуны». Однако его опыт закончился плачевно, поскольку, как и другие утописты, подлинных путей такого преобразования он не видел.

Большое внимание проблеме преступности уделяли революционные демократы XVIII-XIX в.в. Ж.П. Марат в работе «План уголовного законодательства» (1780) показал связь преступности с условиями жизни общества, состоящего из «презренных рабов и их повелевающих господ», с угнетением, жестокостями со стороны господствующих слоев.

Глубокое понимание социальной природы преступности и ее причин было свойственно русскому мыслителю-революционеру А.Н. Радищеву (1749-1802). В своих книгах «Путешествие из Петербурга в Москву», «О законоположении» и в других своих работах он дал развернутое изложение своей криминологической теории. Рассматривая преступность как социальное явление, Радищев связывал ее причины, состояние, динамику с характером общества. Он показал преступный характер всего крепостнического строя, основанного на беспощадной эксплуатации народа, бесчеловечном обращении с простыми людьми, насилии, жестокостях, обмане, злоупотреблениях. Поэтому ответная реакция со стороны простого люда, по его мнению, была вынужденной и потому оправданной и ненаказуемой.

Значительные заслуги А.Н. Радищева и в обосновании необходимости научного изучения преступности, в том числе статистического ее анализа на основе целенаправленного сбора сопоставимых данных. Эти разработки       А.Н.  Радищева далеко обогнали его время; опередили они и аналогичные разработки европейских ученых. Сказанное позволяет считать А.Н. Радищева одним из основателей уголовной статистики и методики ее использования в изучении преступности.

Новое поколение русских революционеров-демократов XIX века — Герцен, Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Писарев — внесли свой вклад в развитие криминологической мысли. Выступая критиками существующего в России общественного строя, они рассматривали преступность как порождение этого строя. Резко критикуя общественный и политический строй царской России, они доказывали, что в подобных условиях никакие наказания не способны сдержать преступность, что необходимо менять сами эти условия, ибо главное в борьбе с преступностью не наказание, а их предупреждение, опирающееся на социальные преобразования. Кроме того, они различали и производные причины преступности. Например, Добролюбов, указывал, что хотя пьянство обусловливает многие преступления, оно само связано с условиями жизни людей, без изменения которых невозможно серьезно повлиять ни на пьянство, ни на преступность.

Значительное внимание проблемам преступности, ее причинам, разработке концепции устранения коренных социальных причин массовых эксцессов уделено в трудах по теории исторического материализма. При всех качественных изменениях социальных процессов в мире их методологический подход сохраняет силу. И не случаен к нему интерес со стороны современных криминологов Запада.

В таких работах К. Маркса, посвященных проблеме преступности, как «Смертная казнь», «Население, преступность и пауперизм», а также в «Святом семействе», «Капитале» и других трудах, показаны источники преступности современного ему общества, коренящиеся в основных условиях, свойственных этому обществу в целом, выявлены зависимость динамики преступности от остроты антагонизмов в нем.

Значима для криминологии и работа Ф. Энгельса «Положение рабочего класса в Англии», в значительной своей части посвященная анализу социальных корней преступности в условиях классово-антагонистического общества. Говоря о социальных корнях деморализации и криминогенности деклассированных элементов, вышедших из среды трудящихся, Ф. Энгельс показал вместе с тем, что социальная атмосфера обусловливает моральную деградацию и представителей господствующих классов, на которых приходится значительная часть совершаемых преступлений. 3

Поддержав идею предупреждения преступности как ведущего направления в борьбе с ней, К. Маркс и Ф. Энгельс, в отличие от Беккариа, придали ей широкую социальную, а не чисто уголовно-правовую трактовку. Они сформулировали вывод, что реализация этого направления, решение в конечном счете проблемы преступности, подрубание самого корня зависят от уничтожения эксплуатации и порождаемых ею социальных антагонизмов в сфере политической и экономической жизни. 4

Марксистскую теорию преступности развил голландский криминолог Виллем Адриан Бонгер (1905). Он утверждал, что эгоизм включает в себя способность совершать преступные деяния, тогда как альтруизм эту способность исключает. Капитализм порождает эгоизм, а социализм — альтруизм. Склонность к преступному поведению растет, когда эгоист видит возможность путем нелегальных действий получить какую-то выгоду за счет других, если у него нет шансов удовлетворить свои потребности законным образом.

Прибегнув к прогнозу, В.И. Ленин  сформулировал положение о нисходящей тенденции преступности: «Мы знаем, что коренная социальная причина эксцессов, состоящих в нарушении правил общежития, есть эксплуатация масс, нужда и нищета их. С устранением этой главной причины эксцессы неизбежно начнут «отмирать». 5

В последующие годы это суждение нередко огрублялось комментаторами, которые основывали на нем свои безоговорочные утверждения о непрерывном сокращении преступности в стране как единственной тенденции вплоть до полной ликвидации. Даже в программу КПСС, принятую в 1963 году, было включено положение, которое действовало до 1986 года, о том, что в нашем обществе «не должно быть» правонарушений и преступности, уже имеются все предпосылки для ее ликвидации. 6

Однако В.И. Ленин ни о чем подобном не говорил. Он моделировал на отдаленную перспективу изменения преступности, которые произойдут в обществе, преодолевшем классовые антагонизмы. При этом слово «отмирать» стояло в кавычках, так как речь шла о сложном и длительном процессе. Причем, приведенное высказывание, ограничивалось прогнозом лишь начала этого процесса, и его автор предупреждал, что мы не можем знать, как быстро и в каком порядке «отмирание» будет происходить.

Четко разработаны в ленинских работах и вопросы участия общественности в борьбе с правонарушениями, формы такого участия. Подчеркивается, что успеха здесь можно  добиться   не  одними  лишь  изданием  законов или пропагандой, а «только, если сама   народная   масса   помогает». 7    Много   внимания   В.И. Ленин    уделял   вопросам повышения правовой культуры населения. 8 До настоящего времени сохранили значение характеристики   общественной   опасности   хулиганских   действий   деклассированных элементов.5

В работах Ленина формулируются принципиальные положения о профилактике правонарушений несовершеннолетних, о таких звеньях в системе этой профилактики, как комиссии по делам несовершеннолетних, социально-правовая инспекция, специализированная экспертиза по делам несовершеннолетних. Интересно, что идея создания подобных учреждений была воспринята в 20-е годы в теории и практике борьбы с преступностью несовершеннолетних ряда зарубежных стран. А в нашей стране их реализация была сорвана и возобновлена лишь через 30-40 лет.

Историю криминологии можно разбить на три эпохи:

  1. классическая школа XVIII в.;
  2. позитивистская школа конца XIX в.;
  3. криминология новейшего времени (с середины XX в.)

Помимо этих основных течений параллельно с ними существовали уголовно-психологическое и уголовно-социологическое направления криминологии, ставившие перед собой задачи изучить преступную личность как феномен и выявить причины преступности в обществе. Но они не оказали того решающего воздействия на формирование сегодняшней криминологии, какое имели на нее три названные выше главные школы.



1 Подробнее см.: Коркунов Н.М. История философии права. – 6-е изд.- СПб., 1915г.- С.41 и др.

2Подробнее об этом см.: Михайлов О.Е. Розвиток та сучасний стан кримінології.-Ужгород.1997.-С.49.

3 Маркс К. Єнгельс Ф. Соч.-Т.2.-С.264.

 

4 Маркс К. Єнгельс Ф. Соч.-Т.2.-С.538.

5 Ленин В.И. Пол. собрание соч.-Т.33.-С.91.

6 Материалы ХХ съезда КПСС.-М.,1963.-С.400

7 Ленин В.И. Пол. собрание соч.-Т.44.-С.167

8 Ленин В.И. Пол. собрание соч.-Т.54.-С.71

5 Ленин В.И. Пол. собрание соч.-Т.34.-С.156-200,Т.36.-С.210.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *